Записки просто так


Previous Entry Share Next Entry
Про "Голиафы Невы"
iron_gollum
Прежде всего, это было божественно, спасибо МГ и всем игрокам!

Критики абзац

Прежде чем развивать тему дальше, назову единственный недостаток: Механика игры. Когда Оля приглашала меня на игру, она говорила, что претенденты — это именно те, кто поедет выигрывать игру. На деле же игротехнических возможностей добиваться поддержки семей у претендентов было крайне мало. Пряников, которые можно было пообещать, не было, а единственным кнутом могли быть тайны семей, но к ним было очень сложно подобраться, потому что (поправьте меня, если я не прав) у Хранителей не было никаких соблазнов раскрыть кому-либо тайну своей семьи, и единственным логичным поведением было держать рот на замке. В итоге претенденты могли либо методом тыка угадать Хранителя и запытать его, либо пытаться завоевать любовь семей на чистой харизме, но это, ИМХО, мало влияло на события. Как результат, семьи коллективно полностью контролировали ситуацию, а претенденты в политике играли довольно пассивную роль.

Впрочем, я это понял еще в автобусе до базы, расслабился и стал получать удовольствие от отыгрыша и атмосферы. И меня торкнуло. Ох, как меня торкнуло!

Атмосфера

Атмосфера получилась просто на ура. Придворный серпентарий, в котором каждый сам за себя и кому-либо верить — глупо и опасно. Для меня лейтмотивом игры было "Наверху очень одиноко". И это чувство одиночества, оно было очень щемящим и очень давящим, и от него мне было по-настоящему плохо. Не доверять никому, даже собственной жене, прежде всего — собственной жене. Страстно желать иметь хоть кого-нибудь, кому можно довериться, и каждый раз одергивать себя, когда ловишь себя на этой мысли. Лучиком света в темном царстве была Елизавета Петровна, но это был тот лучик, который делает окружающую тьму еще темнее. До конца игры Карл Фридрих Гольштинский не мог определиться, искренна ли была Елизавета в своей доброжелательности по отношению к его семье, ведь она была конкуренткой его жене, Анне Петровне. И эта неспособность поверить в простое человеческое чувство, она уводила атмосферу вообще в какую-то оруэлловщину. В общем, Маша, огромное спасибо за этот гениальный контрпункт.

Внутрисемейная игра

На эту основу наложилась динамика проблемных семейных отношений с вялотекущим конфликтом. Эйдис играла шикарно, просто шикарно, я безмерно ей благодарен за это. Такого накала эмоций, ощущавшихся совершенно искренне и бивших в самое сердце, я не ожидал. Я понимал, что наша партия только тогда имеет шанс на успех, если мы сможем преодолеть наши противоречия и довериться друг другу. Но я не подозревал, насколько психически тяжел будет этот путь, особенно учитывая, что Карл подозревал, что на каком-то этапе Анна может захотеть избавиться от него, и не мог не интриговать против нее, чтобы обезопасить свою жизнь.

Самой мощной сценой для меня была сцена в дальней аллее (которая просматривается, дадада), когда Анна преданно заглядывала Карлу в глаза и уверяла его в искренней своей привязанности, а инстинкт Карла буквально кричал: "не верь! она врет!" Но сказать это вслух означало открыто пойти на конфронтацию с женой, и поэтому Карл глаза в глаза говорил ей, что верит ей. И она знала, что он врет, и упрекала его в этом; и он знал, что она знает, но упрямо твердил "нет, я верю Вам, что Вы", стараясь, чтобы это звучало как можно более убедительно. И вот в этой многоплановости была вся прелесть нашей семейной игры.

Драматургия персонажа

Вообще наш проигрыш и последовавшее за ним самоубийство Анны Петровны сделали историю Карла завершенной и драматургически логичной. Ведь на самом деле Карл любил Анну и был к ней очень привязан. Но Карл был кобелем. С одной стороны, при наличии успеха у привдорных дам это мешало ему понять, что в его жизни на самом деле важно. С другой — это делало его признания Анне совершенно неубедительными, особенно в атмосфере взаимного недоверия. И когда Анна сообщила ему, что тяжело больна, он понял, что больше всего на свете боится, что она умрет, а он так и не сможет донести до нее своих чувств. Он попытался сделать это, но не успел. И то, что он не только потерял своего любимого человека, но до конца жизни обречен был знать, что не сумел сказать ей самое важное; более того, сомневаться, какова мера его вины в самоубийстве Анны — это его персональный ад, который он получил в наказание за свои грехи.

В этом смысле игра закончилась на самой подходящей для финала сцене: Мертвая Анна в своих покоях и Карл, вне себя от горя и отчаяния, подле нее.

Придворное

Несмотря на механику, налаживать отношения с семьями было оочень весело. Спасибо Нарышкиным (Сэшу и Диме) за неспешные беседы о политике на свежем воздухе. У меня было смутное подозрение, что мои попытки добиться вашей поддержки не имеют успеха, но я все никак не мог оформить его во что-то более осязаемое. Спасибо Филиппу за всю совместную сюжетную линию, начиная с охоты, а особенно — за монолог перед дверьми Тайного совета в финале. Жаль, что мало удалось поиграть со светлейшим князем Меншиковым, он был хитрым, изворотливым и успешным, прямо как в сериале.

Больше благодарностей богу благодарностей

Спасибо всем за практическое отсутствие выпадения из ролей и пожизневки. Я такое вижу впервые. Разве что реплики, доносившиеся с Тайного совета, не всегда были вполне антуражными, так что, сколько бы отчаянно Карл не стремился туда попасть по игре, по жизни я рад, что не попал.

Спасибо за потрясающие костюмы, особенно за финальное платье и прическу Анны Иоанновны, смотрелось очень эффектно.

Спасибо придворным дамам за распостраняемые слухи, особенно Ире с ее глазищами и вкрадчивым тоном.

Андрей и Лера, я был безумно рад встретить вас снова, и надеюсь, что далеко не в последний раз.

Спасибо всем причастным за чад кутежа в первую и вторую ночь. Спасибо Алене, Тане и Саше за афтерпати, с вами было очень уютно.

И спасибо всем, кто слушал мою лютню. Вы были потрясающе благодарной публикой, низкий вам поклон.

[Здесь должна быть картинка, но я ничего не придумал]

  • 1
Вычислять хранителя тайны по распределению ролей — это значит вульгарнейшим образом смешивать известное игроку с известным персонажу. Уже сам факт того, что у семьи обязательно должна быть Тайна, есть внеигровая информация, но это еще можно обыграть предположением, что при дворе чистеньких нет, и скелеты в шкафу есть у каждой семьи, надо только копнуть. Но с точки зрения внутриигровой логики ничего не говорит о том, что хранителем тайны не может быть фаворит, фрейлины или даже глава семьи.

А зачем - что мы (я) с этого получим? — Именно об этом мой абзац критики :) Мне просто нечего было вам предложить.

  • 1
?

Log in